Ушел, не попрощавшись (очерк)

Серега возвращался с ночной смены – катил на велосипеде по пустырю, обнимавшему заводские корпуса с тыла. Ехал быстро, ветер свистел в ушах, ноги давили на педали, руки твердо сжимали руль. Была уже середина сентября, но летнее тепло все не спешило прощаться с природой. Солнце заливало степную округу, небо было голубым и чистым, и лишь слева, над горизонтом виднелись рваные хлопья облаков. 

У Сереги было легко на душе. Так всегда бывало, когда подходили к концу две ночные смены, и он знал, что впереди его ждут выходные. Можно было приехать домой и завалиться в кровать, уснуть смутным дневным сном. Но Сергей обычно так не делал – жалко ему было тратить время на сон. Он занимал себя чем-нибудь и пережидал тяжкий момент, когда дремота преследует тебя по пятам.

Вот и в этот раз он подкатил к дому, твердо решив не касаться манящей постели. Остановился возле подъезда – какая-то бойкая мысль родилась в его голове. А почему бы не съездить сейчас на Волгу? Холодов еще не было, вода не должна остыть – может и получиться искупаться? Идея показалась очень удачной. Если удастся нырнуть в освежающую воду, сон точно не пристанет к нему до конца дня. Да и сам вид широкой синей Волги манил. Недалеко от серегиного дома река поворачивала в русле, раскидывалась своим могучим телом до самого горизонта. Ему нравилось просто смотреть на нее. Это был ему родной с детства пейзаж.

Сказано – сделано. Серега покатил по направлению к реке. Он проехал километр по асфальтовой дороге, затем столько же по грунтовке, вдоль небольшого поселка. Волга показалась еще издали. Он то больше видел ее, приподнимаясь на небольших пригорках, то, когда он спускался в низины, она скрывалась за желтеющей травой. Наконец она показалась вся. Могучая, ярко синяя, изгибавшаяся в большом протяжном повороте. Другой берег был почти диким, не было видно ни людей, ни домов, только желтую полосу пляжа, да зеленые еще свежие кудри леса. Другой берег, на котором раскинулся город, и по которому сейчас, как маленькая букашка, полз велосипед Сергея, - был закован в железобетонные броню, защищавшую глинистую почву от эрозии. Посреди реки выныривала из воды, словно гигантская субмарина, длинная песчаная коса. Вид, завораживал. Серега раз даже остановился на обочине – полюбоваться. Он смотрел и не мог напиться красоты и силы открывшегося пейзажа. Несмотря на полубесонную рабочую ночь, голова его была сейчас свежа. К приятному ожиданию выходных примешивалось теперь еще одно пьянящее чувство. Его можно было назвать только одним словом – воля. Здесь, у крутого волжского склона он ощущал себя невероятно легко. Казалось стоит только разбежаться и прыгнуть – и он воспарит над синей речной равниной, как птица. Сергей стоял так с минуту, вдыхал свежий утренний воздух, вздымавшийся по склону. Насмотреться было невозможно, но нужно было двигаться дальше, и он снова вскочил на велосипед.

Серега повернул руль, снова начиналась асфальтовая дорога, но тянулась она уже вдоль берега. Дорога крутым уклоном шла вниз, к пляжу. Велосипед начал разгоняться и скоро катил уже так быстро, что сердце Сергея буквально выпрыгивало из груди. Но тормоза он не трогал – ему нравилось это ощущение скорости, когда ветер свистит в ушах, а земля под ногами начинает терять отчетливые очертания. Наконец уклон кончился, велосипед по инерции еще промчался метров пятьдесят, а затем стал замедляться. Парень был почти у цели – еще немного по каменистой грунтовке, и закованный в бетонные плиты берег сменится диким песчаным пляжем.

Вот наконец и оно, знакомое с детства место. Высокий глиняный обрыв, в котором сотни стрижей устраивают летом свои квартиры, под ним протяженный пологий пляж, и еще ниже – ярко-ярко синяя речная вода. Кое-где росли небольшие ивы и тополя, в их тени немногочисленные отдыхающие, те, кто знал про это место, спасались от жары. Пляж также усеивали огромные бетонные глыбы: это были фрагменты плит, подобных тем, что покрывали берег в нескольких сотнях метрах отсюда.

Сергей спешился и покатил велосипед по песку. Он подошел к одной из небольших ив и оставил свой нехитрый транспорт под ее свисающими ветвями. Спустился к воде.

Сейчас, зрелым, ясным утром пляж заливал нежный, будто молочный солнечный свет. Даже суровый черно-коричневый глиняный обрыв он делал более мягким, совсем не таким, каким тот представал под жестким полуденным зноем. Вода спокойно текла вдоль берега. Ветра не было, поверхность реки была почти зеркальной, ее искажали лишь едва заметные, гладкие волны – они с едва слышимым шепотом лизали кромку песчаного берега.

Сергей снял обувь и зашел в воду. Она показалась холодной, но лишь поначалу. Вода действительно была еще летней, такой, в которой так приятно освежиться жарким солнечным днем. Серега вышел обратно на берег, снял одежду. Отошел чуть подальше, а затем с разбегу ухнул в манящую синеву. Все тело охватила приятная колкая прохлада, он греб под водой что было сил, так долго, как только мог. Наконец вынырнул, метрах в десяти от берега, резко обернулся назад. Увидел пляж, иву, велосипед, аккуратно сложенные вещи. Все это начинало медленно смещаться вправо – это река подхватила его и тихо понесла вниз по течению. Он погреб против – запыхался с непривычки, но все же смог одолеть водный поток и вскоре вновь оказался на том же месте. Свернул обратно к берегу, проплыл немного и уже коснулся ногами дна. Серега вышел из воды и плюхнулся на гладкую песчаную кромку у самой воды. Волны лизали ему пятки, солнце грело затылок и спину. Было хорошо.

Он сидел на песке и смотрел на синюю реку, голубое небо, лесную зелень противоположного берега. Изредка в воде взбрыкивала рыба, и так же редко к ней срывались кружившие в поисках добычи чайки. Сергей думал. Хорошо, легко думалось в такие вот моменты. Будто какие-то забитые поры мозга вдруг освобождались от грязи и давали богатую пищу разуму. Жизнь ему казалась светлее, чем она была на самом деле, все проблемы вдруг становились решаемыми и каким-то мелкими перед этой, так живо явленной радостью. Мечты спускались с неба на землю, и казалось, что вот они, совсем рядом, только прыгай половчей, да хватай покрепче.

Сергей посидел так немного. Он был доволен. Доволен оттого, что впереди выходные, и он может посвятить время тому, к чему лежит душа. Доволен оттого, что так спонтанно решил вдруг поехать на Волгу, хоть и была уже середина сентября, и что тут же реализовал свою чудную идею. Доволен от пьянящего чувства вольницы, охватывавшего его тут, перед могучим речным простором. Да, славно было на душе. 

Он искупнулся еще раз, поплавал хорошенько, поборовшись снова с течением, и стал собираться обратно. Солнце начинало взбираться на макушку неба и поливало мир уже совсем другими, жесткими лучами. День тянулся к обеду. Сергей оделся, покатил рядом с собой велосипед. На выходе с пляжа оглянулся – странная мысль кольнула в сознание – нужно попрощаться с рекой. Но тут же подумал, что за глупость, он еще не раз сюда придет – его теперь от реки за уши не оттащишь! Пока стоит тепло – можно ездить хоть каждое утро. Однако, странный голос внутри повторил – попрощайся. Сергей не послушал его, оседлал велосипед и быстро крутя педалями, покатил к дому. Так он и уехал, не попрощавшись…

А буквально через пару дней ударили холода. Задул северный ветер, принес с собой заморозки и серые, будто свинцовые облака. Пошли дожди. Смотря в окно, как заливает улицу теперь уже совсем другая вода, мутная и взбудораженная, Сергей вспоминал свой последний день на Волге. Чистое голубое небо, синюю реку, зеленый лес на другом берегу. Ему снова пришла та странная мысль. Теперь было жаль, что так вот ушел, не попрощавшись…


promo viktor_shilin january 12, 2014 01:06 106
Buy for 100 tokens
« Витязь на распутье » — картина Виктора Васнецова Сразу скажу, что не претендую на глубокие рассуждения. Что у меня нет ни философского, ни исторического образования. Что я простой, учившийся в постсоветской школе (с ЕГЭ и всеми прилагающимися), парень. Что меня, как и…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded