Когда хочется спать

Боже, как же хочется спать… Нет больше сил терпеть. Сознание путается, гаснет… Вдруг что-то мутное и трепещущее пронеслось перед взглядом. Птица? Неясно. Все тонет в неясности. Пространство ползет куда-то, скручивается, замыкается… Вдруг резкий звук и толчок.

Сергей очнулся в старенькой маршрутке. Машина затормозила, и он уткнулся головой в грядушку сидения впереди. Сергей с минуту тупо смотрел на потертый дерматин, ничего не понимая. Сознание постепенно выплывало из сна. Он мотнул головой, и та неприятно запульсировала, как при похмелье. 

Кто-то сзади окликнул его и передал за проезд. Парень машинально выполнил несложное поручение и уставился в окно. За ним проносилась, сливаясь в однородное месиво, мерзкая серая зима. Льда и снега не было – только всеобъемлющие, вездесущие грязь и слякоть.

Сергей опять начал клевать носом. Ему страшно, до жути хотелось спать. Он почти не сомкнул глаз в последние две ночи и теперь переживал что-то вроде сонной «ломки». Тело тянуло, сводило, мысли лениво ворочались в голове. Они были тяжелые, эти мысли, почти неподъемные. Как только Сергей увлекался какой-нибудь, она сразу окутывала его своей вязкой массой, душила, клонила голову к груди, и он сам не замечал, как засыпал. Несколько раз он уже так «выключился», и теперь боялся пропустить свою остановку. И потому старался просто смотреть в окно и ни о чем не думать.

Пронеслась знакомая площадь – ему ехать еще минут двадцать… «Как бы не пропустить. Моя остановка, какая она?» - вспоминал он.

Но даже эта простая мысль начала переполнять его сознание, грозя утопить разум в глубоком сне. Сергей сопротивлялся. Он мотнул головой, вытаращил глаза. Помогало слабо. Мутная волна сна накрывала. Глаза на секунду прикрылись – сознание выключилось всего на мгновение. Потом снова. Заклевал носом. Некоторое время сон мешался с реальностью. Салон маршрутки вдруг почему-то продлился и стал похож на внутренности небольшого самолета. И хотя сидение перед ним было все тоже потертое кожаное, дальше начинались ряды других, чистых и голубых, бархатных. Изменившуюся кабину потрясывало, откуда-то спереди, издалека, но очень громко назвали странное слово – Сергей не разобрал его, но точно понял, что говорят ему, зовут куда-то. Он встал и пошел по длинному и узкому коридору. Равновесие трудно было держать, его качало. Долго так нельзя. Он присел в кресло рядом с боковой стенкой. Глянул в иллюминатор (да, да, рядом был иллюминатор!) – там вихрилась какая-то белая пелена. Облака – не облака. Может дым? Я в самолете? – думал Сергей. 

Вдруг на боковой стене, прямо перед его носом открылась дверь – из нее пахнуло холодом и сыростью. Дверь оказалась тут внезапно, только что ее не было. Сергей, сам не зная зачем, склонился к проему, скрючился – он почему-то все норовил сгорбиться и сложится вдвое. Из проема что-то темное и массивное кинулось на него, толкнуло в лоб, обняло лицо сырой прохладой. Длинный коридор вдруг сократился, исчез, голубые кресла снова превратились в старые потертые. Сергей увидел перед собой грязную жижу, переливавшуюся по полу маршрутки, влажные складки плаща, руку, которая схватила его за плечо и тормошила. 

– Молодой человек, очнитесь, дайте пройти!

Полноватая женщина средних лет старалась разбудить Сергея и протиснуться мимо него к свободному месту. Заснув, парень наклонился сильно вбок в сторону прохода и почти вдвое сложился – и этим перегодил пассажирке дорогу. Еще чуть-чуть и он упал бы лбом вперед, прямо в грязь на полу. 

Сергей рывком выпрямился, пропустил женщину. Он не думал, делал это машинально. Потом сел – сознание в который раз уже поднималось со дна забытья. Что снилось, он уже почти не помнил. Остались какие-то смутные образы и только. Вдруг его кольнуло – остановку проехал! Сергей глянул в окно и долго не мог понять, где они едут. Местность казалась незнакомой. Он спросил водителя и тот ответил, что нет, еще не проехали. «Через минут пятнадцать-двадцать только будем» - отозвался он.

«Двадцать?! – подумал Сергей. «Да, значит, я не проспал и двух минут!»

Эта мысль удивляла его, впрочем, недолго. Сейчас вообще ничто не могло занимать его долго и всерьез – просто потому что он очень быстро засыпал, стоило ему начать думать о чем-то более нескольких секунд.

Сергей достал из кармана наушники – может резкая музыка спасет ото сна? Он вставил их в уши и включил какой-то шумный рок. Поначалу это помогало. Он просто смотрел в окно на пролетающие там встречные машины и слушал быстрый ритм песни.

Песня кончилась, началась другая. Эта была не такая бодрящая, а напротив, довольно мрачная, но Сергей не стал переключать. Он посчитал уже, что пик сонной жажды прошел. Мелодия переливалась, и в такт ей сменялись объекты за окном. Сергей вдруг понял, что все происходящее вокруг находится в странной гармонии с мелодией. Маршрутка трясется, притормаживает и стартует в такт музыке. Деревья пролетают за окном ровно тогда, когда нужно музыке. Все окружающее сложилось в какой-то единый ритм. 

«Опять засыпаю» - подумал Сергей. Его удивило, что в забытьи он может еще что-то думать, как-то осознавать сон изнутри. Парень решил мотнуть головой, чтобы проснуться. Он напряг мышцы шеи – точнее сделал то, что обычно привык делать, когда бодрствовал и хотел повернуть шею. Но вместо желаемого начало происходить странное.

Кабина накренилась и будто разом вся потянулась куда-то. Пейзаж за окном замер и начал медленный неспешный разворот – будто Сергей поворачивал вместе со своей головой всю «Газель». И вот уже за окном видны не деревья и обочина, а устремленное вдаль шоссе. Сергей потянулся к окну – все происходило медленно, тягуче, как в невидимой патоке. Видно было грязную слякоть на дороге, серое небо и что-то впереди, какой-то объект, похожий на жука. В голове продолжала звучать мелодия – все происходило под ее неспешный ритм. «Жук» вырос – это был грузовик. Сергей тупо смотрел, как он растет – и не понимал, быстро это происходит или медленно, наяву или во сне. «Да он сейчас в нас врежется» - подумал Сергей, но это был не отчаянный крик, а скорее резонное замечание.

Несколько мгновений жук-грузовик продолжал увеличиваться в окне, пока не заполнил собой все пространство. Сергей мог различить его до мельчайших деталей. Он видел полопавшуюся краску на капоте, ржавчину радиатора, испачканное грязными брызгами лобовое стекло, искаженное в крике лицо водителя в этом стекле. Видел даже несколько флажков, закрепленных на панели перед шофером – российский флаг, флаг ВДВ и еще какой-то, которого Сергей не знал.

Когда казавшаяся бесконечной музыка в ушах вдруг смолкла, сильнейший удар вырвал Сергея из сидения и устремил куда-то. Он чувствовал себя куклой, которую запустили со всей мочи в небо шальные дети – его тащило, крутило, перед глазами мелькало что-то. Все вокруг него все смешалось. Удивительно было, что Сергей все еще спал, точнее, находился в том странном состоянии, в которое его ввела монотонная музыка – об этом ему говорила жуткая тишина, царившая вокруг. Музыки уже не было, но и ничего кроме нее тоже не было.

Второй мощнейший удар потряс его и внезапно звуки нагрянули, накрыли с головой, оглушили. Сбоку ревели моторы – видимо, это были проносившиеся по другой полосе машины. Рядом хрустело что-то похожее по звуку на битое стекло. С той же стороны шипело, свистело, дребезжало. «Газель» - подумал Сергей.

Он лежал на асфальте с зажмуренными глазами, скрючившись, как младенец. Потом открыл глаза, увидел щели света сквозь зажатые руки. Он отнял их от лица, посмотрел наверх – увидел небо. Оно было такое же мутное и серое. Странно, но ничего не болело. Он перевернулся, оперся на руки и поднялся, в ладони при этом впились бесчисленные осколки стекла. Встав, он увидел только мокрую гладь дороги – его бросило лицом в другую от аварии сторону. Невдалеке стояли как попало несколько машин, из них выскакивали люди и бежали к нему. В голове его и груди будто бил молот, рот наполнялся вкусом железа, но боли по-прежнему не было. Сергей обернулся в ту сторону, где должна была быть «Газель». И тут же пожалел об этом.

Позади него стоял покореженный остов маршрутки – один борт полностью раскурочило, машину почти разорвало надвое ударом. Капот погнуло, из-под него что-то со свистом вырывалось, какой-то газ. Сергей видел огромную зияющую дыру на месте бокового окна – из нее он, наверное, и вылетел. Взгляд упал внутрь кабины – что-то виднелось там, какие-то порванные мокрые лохмотья. Это были люди. Другие лежали в неестественных позах возле машины, в россыпи битого стекла.

Сергея стошнило. Он отвернулся, упал на одно колено. В стороне от маршрутки стоял сильно развернутый грузовик – он пострадал слабо, лишь помял бампер, да лобовое стекло было выбито – через него, видимо, вылетел при ударе водитель.

Сергей повернулся и побежал мимо грузовика прочь – сам не понимал куда, куда-нибудь, лишь бы дальше от этого ужаса. Он видел где-то вдалеке людей, их машины. Гудели сирены, ему что-то кричали, но он не слышал, не хотел слышать. «Прочь, дальше, дальше!» - хлестали его мысли.

Внезапно воздух позади него порвал визг тормозов. Сергей оглянулся на бегу – за его спиной замедлял ход здоровенный джип – из-под колес его вырывался дым, асфальт чернел от стиравшихся шин. Он понял, что выбежал на другую полосу. Сергей повернул взгляд в сторону его бросило в пот – так же визжа, прямо на него несся автобус. Вот почему кричали ему люди. Оставалась буквально пара метров – уже ничего нельзя было сделать. Сергей зажмурился, ожидая удара.

Удар был на удивление слабым – Сергей открыл глаза и увидел, что уткнулся головой в пропахшую потом родную грядушку. Лихая маршрутка снова резко затормозила, и весь салон покатился вперед.

Сергей, ничего не понимая, смотрел перед собой. Он снова сидел на своем сиденье, в одном ухе дребезжала какая-то музыка, во втором что-то надрывно кричали, видимо, ему.

«Парень, твоя остановка! Ей ты! Твою мать, повтыкают в уши затычек! Пните его кто-нибудь там!»

Сергея буквально вытолкали из маршрутки – дверь хлопнула, и «Газель», дребезжа, умчалась дальше. Парень выдернул оставшийся наушник.

«Надо же так крепко уснуть» - думал он, медленно шагая от остановки.

«А что мне снилось? – пытался вспомнить Сергей и не мог. Все совершенно вылетело из головы.

«Жуть какая-то» - чесал он голову на ходу.


Виктор Шилин, 2017


promo viktor_shilin january 12, 2014 01:06 106
Buy for 100 tokens
« Витязь на распутье » — картина Виктора Васнецова Сразу скажу, что не претендую на глубокие рассуждения. Что у меня нет ни философского, ни исторического образования. Что я простой, учившийся в постсоветской школе (с ЕГЭ и всеми прилагающимися), парень. Что меня, как и…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded