Виктор Шилин (viktor_shilin) wrote,
Виктор Шилин
viktor_shilin

Categories:

Агрессия или оборона?


Продолжим мыть кости американцам. В этот раз немного о разнице публичной риторики и реальной политики. На днях прочитал новость:

Обвинения России в военно-политической конфронтации прозвучали со стороны первого заместителя министра обороны США Роберта Уорка в четверг, 19 мая, в Вашингтоне на Норвежско-американской конференции по обороне, передает ТАСС.
По его словам, российская внешняя политика движется по траектории, ведущей ее от союзнических и партнерских отношений с Западом к конкурентным, а затем к конфронтационным и конфликтным. В данный момент Россия перешла от конкуренции к конфронтации, считает представитель военного ведомства.

Примером «открытого конфликта» (то есть следующей стадией отношений) Роберт Уорк назвал период холодной войны и заявил, что США не хотят возвращаться к этому «ядерному кошмару». Однако, в то же время он обозначил ряд мер по усилению военного присутствия США в Европе. Это: размещение к 2017 году полностью оснащенной дивизии, включающей воздушно-десантную и бронетанковую бригады, четырехкратное увеличение (до 3,4 млрд. долларов) средств на «развертывание в Европе дополнительных сил США», размещение комплексов ПРО в Румынии и Польше. По словам Уорка, все это является лишь ответными мерами на «агрессивные действия России», и средствами ее сдерживания. Системы противоракетной обороны и вовсе «не могут представлять реальной угрозы российским ракетам стратегического назначения».


Для справки: дивизия это примерно 15 000 военнослужащих, весь военный бюджет России в 2016 году составит 47 млрд. долларов.

Итак, каков пафос подобных заявлений (приведенное лишь одно из многих)? Формируется следующая картинка.
Россия – агрессор. Она оккупировала Крым. Вмешалась в конфликт на Донбассе, влезла в Сирию. И Бог еще знает, что она удумала. Америка, сдерживая агрессора, вынуждена отправлять все больше своих парней на передовую борьбы с агрессором, то есть в Восточную Европу.

Такие послания всегда нужно делить на эмоциональный окрас («враги, агрессоры!»)  и выстраиваемую логику. Отбросим эмоциональный флер, не в нем дело. Разберем логику. Россия ведь действительно в последние несколько лет резко активизировала свою внешнюю политику, включая ее военную составляющую, так? Так. Если США – это враги, а мы не смиренно подставляем щеки, а активно деремся, то почему бы им не называть нас «агрессорами»? Это логично.

«Ну и пусть хоть изведутся! Да, я русский оккупант! Да, агрессор! Зато крутой! Вон, как лихо – там врезал, там! Пошли в ж**пу эти америкосы, повешу себе на аву рычащего медведя. Или Путина в черных очках».

Если Вы вслед за тысячами наших сограждан согласились с этой логикой, то попали в большую пропагандистскую ловушку. Потому что на самом деле все, что наши враги за океаном называют «агрессией» является лишь ответными мерами по отношению к их действительно атакующим действиям. Суть ловушки - замолчать этот первый ход и максимально накачать, хоть бы и эмоциями, нашу ответную реакцию. Давайте разберем по порядку «наши агрессии».

2008 год, российско-грузинская война. Первой фазой была атака Грузией Цхинвала и российских миротворцев – и лишь ответом наше «принуждение к миру».

2014 год, присоединение Крыма. Это ответ на вооруженный госпереворот на Украине, который и является огромной по своему масштабу атакой на ближайшее геополитическое пространство России.

2014 - наши дни. Война в Донбассе. Сначала атака контролируемого США нового украинского государства на территории современных ДНР и ЛНР. В качестве нашего ответа – поддержка (самого различного характера) сопротивления ополчения.

2015 год. Операция российских войск в Сирии. Первой фазой была длительная агрессия исламистов по отношению к Сирийской республике. И любому, кто более-менее «в теме», ясно, что вся история с «Арабской весной» и появлением из ее горнила монстра ИГ – результат так же действий Запада во главе с США.

Если взглянуть на всю внешнеполитическую и военную судьбу постсоветской России, то становится очевидно, что вся она представляет из себя последовательное отступление с занимаемых ранее позиций: сначала просто галопирующее, затем более медленное, сейчас этот процесс останавливается и впервые (!) за 25 лет наблюдаются попытки его обратить вспять.

Эти попытки надо называть «агрессией»? И, отвергая эмоции, можно верить логике «Россия – оккупант и нарушитель спокойствия»? Ведь это так круто быть «плохим парнем» для прозападного мирового сообщества.
Извините. Ничто нельзя рассматривать в отрыве от истории. В постсоветской истории России ВООБЩЕ не может идти речи об «агрессии», максимум – о восстановлении утраченных позиций.

С таким же успехом, можно называть агрессором СССР после 1943 года, если считать, что до 1942-го «все так и было». Впрочем, пропаганда рейха так его и называла. Как сегодня Америка – нас.
Бывают в истории случайные сходства.

Tags: Политика
Subscribe
promo viktor_shilin january 12, 2014 01:06 95
Buy for 100 tokens
« Витязь на распутье » — картина Виктора Васнецова Сразу скажу, что не претендую на глубокие рассуждения. Что у меня нет ни философского, ни исторического образования. Что я простой, учившийся в постсоветской школе (с ЕГЭ и всеми прилагающимися), парень. Что меня, как и…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 25 comments